Выхватила у мужа телефон и сказала свекрови все, что думала

– …Я мужу говорю – а ты никогда не задумывался, что у наших с тобой мам абсолютно одинаковая пенсия, при этом у моей деньги есть всегда! – кипятится тридцатитрехлетняя Луиза. – И на шоколадку внуку, и на гостей, и на приличную одежду, и на лекарства – на все хватает! Зато Ольга Петровна, свекровь – это просто ходячая финансовая катастрофа! Пенсию получила десять дней назад, а сегодня уже звонит: сынок, беда, в кошельке двести рублей осталось, не можешь немного перечислить на еду?..

Луиза с мужем живут отдельно от родителей, работают, воспитывают сынишку, платят ипотеку. С кредитом Луизе хочется расплатиться побыстрее – в планах у них второй ребенок, а времени в запасе не очень много. Поэтому сейчас они экономят. Луиза следит за расходами, собирает чеки, придумывает новые способы оптимизировать бюджет.

А муж ее то и дело дает деньги матери, потому что ситуация «в кошельке двести рублей и есть нечего» возникла далеко не в первый раз.

– В сентябре за квартиру материну заплатили порядка тридцати тысяч! – вздыхает Луиза. – Пришли к ней в гости, а в подъезде на доске объявления – список должников, и мы – в том числе. Вот как? У нее субсидия была оформлена, конечно, сняли за неуплату, там два месяца, и все… Человек живет одним днем! Отказать себе ни в чем не может, что увидит – покупает. У меня такое в голове не укладывается!

В свое время свекровь работала на довольно неплохой работе, жить привыкла на широкую ногу, на себе не экономила. Покупала дорогие крема, косметику, небюджетную одежду и обувь, ходила к косметологу, делала маникюры и прически в салоне. Работала бы она, может, и дальше, только место ее кому-то приглянулось, и Ольгу Петровну элегантно выперли на пенсию.

Финансовая ситуация у нее изменилась, но привычки прежние остались. Отказывать себе в «хотелках», экономить и рассчитывать у Ольги Петровны не получается.

После того, как в сентябре сын с женой заплатили ее долги по ЖКХ, свекровь немного притихла. Луиза была просто вне себя – в тот месяц они еле свели концы сами. А если бы не увидели вовремя объявления в подъезде? Долг бы так и копился и достиг бы астрономических цифр. Сейчас все проплаты свекрови они перевели на мужа, платят сами и за свет, и за телефон, и за интернет, Луиза считает, что это и так очень хорошая помощь.

Пенсия остается чисто на еду и капризы, так вполне можно жить.

– Мужу сказала, чтоб больше своей матери ни копейки в руки не давал! – рассказывает Луиза. – Пусть учится жить как-то сама, как все! На свои. Выжить на московскую пенсию вполне реально, мама моя – тому пример. К тому же Ольге Петровне сколько ни дай, ей всегда будет мало. А нам самим сейчас деньги не лишние…

Муж с Луизой обычно не спорит. Впрочем, и с матерью, похоже, тоже. Человек он мягкий, бесконфликтный, ответственный, и Луиза сильно подозревает, что мать-таки выпрашивает у него деньги небольшими суммами до сих пор. И он, скорее всего, дает – потихоньку от жены.

– В субботу по делам поехали с мужем, — рассказывает Луиза. – Только сели в машину – мать ему звонит. Он взял трубку, разговаривает, а я все слышу. Опять у нее, бедняжки, денег нет! А муж как телок, честное слово! Говорит, мам, ну потерпи до понедельника, у нас аванс на работе будет, что-нибудь тебе перечислю. Ну, тут уж я не выдержала! Выхватила у него трубку и сказала ей, что денег лишних у нас нет! И не будет ни в понедельник, ни во вторник – никогда. Мы сами раздеты-разуты, куртки по пять лет носим, у ребенка обуви на мороз так и нет, и вообще – у нас ипотека! Совесть надо иметь…

***

– Истеричка! – сердится Ольга Петровна. – Вести себя не умеет абсолютно! Хватает чужой телефон, врывается в разговор, кричит! Да кто она такая вообще! Я с сыном разговариваю, а не с ней!

– Вы из сына веревки вьете, хватит уже! – стоит на своем Луиза.

Как считаете, она права? Свекровь надо было осадить и поставить на место?

Или действительно повела себя как истеричка, так нельзя?

Вы на чьей стороне? Что думаете?

Загрузка...