График (- Приходить вы будете по вторникам и субботам, — предложил Лев Анатольевич)

Лев Анатольевич озадачился поиском домработницы, — прежняя переехала в соседний город поближе к внукам. Вскоре нашли ему подходящий вариант.
Уборкой в доме Лев Анатольевич занимался сам, по-молодецки наводя порядок в просторном доме, где жил один. А вот готовить не любил. С первой женой разошелся из-за командировок, — часто уезжал и был грех, сам признавал. Второй раз развелся из-за командировок жены, хоть и нечастых, но подозрительных. Сын был самостоятельным и не докучал отца проблемами.
— Ух, молоды вы, однако, — новую повариху хозяин встретил с удивлением.
Женщина смутилась: — У меня рекомендации есть.
— Да ладно, верю, проходите, — пригласил Лев Анатольевич, а про себя подумал: «Вот это булочка».
Женщина была полненькой, но с четко выделявшейся талией. Несмотря на полноту, сложена она была превосходно, а пышные бока нисколько не портили ее. Лицо ее было очень приятным.

Лев Анатольевич в деталях показал всю кухню, подробно рассказал, когда и что готовить и что он предпочитает: — А график у меня такой: приходить вы будете по вторникам в шесть вечера и по субботам – с десяти утра до двух часов дня. Подходит?
— Да.
— Ну и славно. Людмила значит вас зовут?
— Можно просто Мила.

Готовила Мила хорошо, ловко управляясь на кухне, оставляя блюда и полуфабрикаты в холодильнике, чтобы хватило до следующего ее прихода. Лев Анатольевич оценил кулинарные способности Милы, быстро привыкнув к ее появлению два раза в неделю. От запахов, нагоняющих аппетит, кухня ожила, да и сам дом казался с приходом Людмилы уютнее, светлее что ли, — а ведь всего лишь повариха, которой нет еще и сорока.

Лев Анатольевич привык к ее присутствию и, кажется, даже ждал, когда появится улыбчивая Мила, покорно выслушивающая редкие замечания. В субботу он с удовольствием копался в гараже, и настроение улучшалось от мысли, что дом наполняется ароматами выпечки и от присутствия в нем Милы.
За два с лишним месяца она ни разу не согласилась попить с ним чай, смущалась и отказывалась. В субботу, когда она уже собиралась уходить, уговорил вместе пообедать. К чаю вынес припасенную заранее коробку конфет.
— Слушай, Людмила (Лев Анатольевич называл ее именно так), а что если нам с тобой также два раза в неделю отдыхать после дел насущных.
Мила улыбалась, еще не понимая, к чему ведет хозяин дома.

Он придвинул коробку конфет ближе к ней. – Обед это конечно хорошо, но не только хлебом единым жив человек, в общем, помимо кухни в моем доме есть и спальня…
Мила отставила чашку с чаем: — Лев Анатольевич, вы это сейчас проверяете меня? Так можете не сомневаться, я человек порядочный, готовлю вам добросовестно…

— Ну и готовь дальше, я тебе про другое – иногда и отдохнуть надо, все равно же ты одна, ребенка вон растишь, а расслабиться надо. Нет, ты пойми, я же не покупаю твои услуги, — Лев Анатольевич стал говорить с каким-то азартом, откинувшись на спинку стулу, как барин, — но материально могу помочь, все равно же приходишь два раза в неделю, так давай и сохраним этот график.

Мила наивно смотрела на него, словно надеясь, что рассмеется ей в глаза и скажет, что пошутил. Телефонный звонок отвлек хозяина. Пока он говорил с коллегой, Мила быстро собралась и уже обувалась у порога.
— Людмила, куда же ты? Мы же еще вроде как чай пьем.
— Лев Анатольевич, я у вас больше не буду работать, не ждите меня по вторникам и субботам.
— Как это? Что за муха тебя укусила? Ты из-за того предложения? Так если нет, то и не надо, я по два раза не предлагаю.

Мила второпях попрощалась и выбежала из дома.
— Подумаешь, обиделась она, — раздосадовался Лев Анатольевич, — вполне хорошее предложение.
Домработницу он быстро подыскал новую, которая также приходила по вторникам и субботам. Тамаре Ивановне было за шестьдесят, готовила она отменно, но довольно шумно: то и дело звякала посуда, что-то падало на пол, что-то постукивало, да к тому же громогласный голос раздражал хозяина.
И вроде все было как прежде: график тот же, еда вкусная, но чего-то не хватало. А не хватало ему тихой, покладистой Милы и ощущения того, что она здесь, в доме. «Дурак, спугнул женщину, лучше бы предложил приходить готовить каждый день, или хотя бы через день, глядишь, привыкла бы».

Он с тоской заходил на кухню, — даже аппетит был не тот. Этой полненькой женщины, иногда напевающей какую-нибудь мелодию себе под нос, ловко шинкуя овощи и улыбаясь каждому появлению хозяина дома – этой женщины ему не хватало. И все могло быть по-другому, пойми он это раньше, — может это и был тот третий шанс обрести свою половинку.
Единственная возможность все исправить – позвонить и поговорить. Она спокойно выслушала его извинения, приняла их, но на предложение сходить с ним в ресторан отказалась.
И Лев Анатольевич подумал, что один опрометчивый шаг с его стороны стоил ему, может быть, счастливой семейной жизни.

Татьяна Викторова

+
Голосование
( Пока оценок нет )
Загрузка ...
vranya.net