Грэм высунул из окна огромную лохматую голову, жутко оскалив клыки сердито зарычал. Из салона иномарки раздался хохот…

Грэм, здоровенный, лохматый пес, уж какой год жил в доме пенсионера Василия Андреевича Грушина, и стал для старика не только помощником и верным охранником, но и добрым другом. Грэм поселился у Грушина, когда был еще щенком, но с первого дня привязался к своему хозяину, и буквально следовал за ним по пятам, не отпуская от себя ни на минутку.

Едва Василию Андреевичу стоило где-нибудь задержаться, совсем ненадолго пропасть из виду, как пес начинал нервничать, беспокоиться, и искать человека у которого учился жизни, и старался ему подражать.

Василий Андреевич был одинок, — семью создать не посчастливилось, а потому Грэм был для него добрым и чутким родственником, скрашивающим жизнь, придающим ей особый смысл, и какую-то интересную изюминку. И в правду, — им было чертовски интересно вдвоем. Вот так запросто, неразлучные друзья могли собраться и уехать на неделю за город, где они много гуляли, дышали свежим, чистым воздухом, ночевали в палатке в лесу, и сидели у костра, наблюдая за звездным небом, мечтая о чем-то своем…

… Отправляясь отдыхать на природу, Василий Андреевич загружал багажник старенького, но ухоженного и все еще крепкого «жигуленка» всем необходимым, а Грэм нырял в салон, и устраивался поудобнее на заднем сидении. Помолясь на удачную дорожку, Грушин трогался с места, и верные друзья отправлялись в путешествие за приключениями.

…Однажды, на трассе машину Василия Андреевича едва не спихнул на обочину здоровенный «мерин», величественно пронесшийся рядом на расстоянии каких-то сантиметров. Чуть было не чиркнув «жигуля» иномарка ушла далеко вперед, а Грушин увернувшись, дал по тормозам, и возмущенно засигналил. Вдали зажглись красные огоньки, и иномарка сдала задним ходом. Поравнявшись с пенсионером, стекло автомобиля опустилось, и из темноты салона высунулась бритая голова на короткой и мощной шее. Мордоворот показал золотые зубы, и ухмыльнувшись сплюнул.

-Ты чего это дед сигналишь? Нюх потерял что-ли? А? Не видишь люди спешат, — дай дорогу!

— Какую дорогу?! Да вы что ребята? Я по своей полосе еду, по правому краю! Вы что-же совсем людей не уважаете?

Василий Андреевич аж задохнулся от возмущения. И хотя он всякое повидал на своем веку, наглость и хамство самозваных «вершителей судеб», его просто обескураживала.

-Не-ет старик, ты, видать не догоняешь… Может, выйти и все тебе доходчиво объяснить, раз ты такой непонятливый?

Дверь «мерса» открылась, и верзила вылез наружу.

Из салона ему крикнули:

-Антоха! Слышь, тормози! У него там псина здоровенная сидит! Не видишь что ли?

-Какая еще псина блин?

Верзила остановился, и тут же отступил назад.

Грэм высунул из окна огромную лохматую голову, жутко оскалив клыки сердито зарычал.

Из салона иномарки раздался хохот:

-Антоха! Ну ты и дурак! А ну назад давай, иначе пес тебе покажет, что к чему!

Опешивший мордоворот, видать решил не испытывать судьбу, и растерянно оглянувшись назад, грязно выругался и поспешил скрыться в салоне. Иномарка рванула с места, и скрылась вдали.

Грушин чуток успокоившись, повернулся к Грэму и потрепал его за ушами:

-Грэм, дружище! Ну, спасибо тебе, спас старика. Ты у меня молодец. Как я без тебя? Спасибо…

Грэм заскулил, и положил свою лапищу на плечо Грушину, как бы приободряя старика: «Не переживай Василий Андреевич! Не пропадем! Нам надо вместе держаться. Вместе – мы сила!»

«Жигуленок» тронулся с места, и набирая скорость отправился туда, где друзей ждала тихая природа и пение счастливых птиц.

Георгий АСИН

Загрузка ...
Вранья.Нет