-Ну что — псина? Лежишь? Кто твой хозяин? Позабыл наверное? А ну вставай!Климов схватил с земли булыжник, и замахнулся на пса…

Сережку Климова, мы недолюбливали, а если честно сказать — презирали всей нашей мальчишеской компанией. Вечно что-то высматривающий, выслушивающий, подглядывающий, этот рыжий пацан никак не мог вписаться в наш дружный дворовый коллектив, еще и потому что при случае ябедничал и «постукивал» старшим, видать желая выслужиться, делая при этом честные и искренние глаза.

За сие паскудство, Сережка получал по заслугам от нас, — дворовой ребятни, ценившей больше всего на свете дружбу, честность и справедливость. А еще у рыжего и сопливого Климова был щенок по кличке Шуня, — пушистый и неуклюжий словно медвежонок.

Он отличался веселым нравом и какой-то особой теплотой. Когда мы гладили Шуню по голове, то ладонями ощущали необычайное и доброе тепло. Мы будто гладили по голове крошечного ребенка, — слабого и беззащитного, но ласкового и открытого всему миру.

Сережка, — гад, дико завидовал тому, что любят Шуню а не его, и всю свою злость вымещал на щенке. Неоднократно наша компашка пытаясь защитить щенка от произвола рыжего стукача, забирала его к себе.

Мы кормили малыша, купали его, гуляли и игрались с ним, стараясь сделать так чтобы он забыл все те обиды, что наносил его жестокий мальчишка. Но каждый раз отец Сережки, со скандалом отбирал у нас Шуню, наверное не понимая, что в доме растет не простой ребенок, а какой-то злобный и гадкий тролль, не желавший чтобы в волшебном лесу все жили в мире и согласии.

С ним пытались поговорить соседи, но самоуверенный и важный господин, с большой должностью и служебным автомобилем, лишь надменно отворачивался, не собираясь никого выслушивать.

…Прошли годы. Мы повзрослели, стали по-иному смотреть на этот мир, ухаживали за местными девчонками, влюблялись и пытались изображать на бумаге что-то напоминающее стихи.

Мы жили интересно, и каждый день открывали для себя что-то новое. А наш сосед Сережка Климов…Он совсем запаршивел душой, стал выпивать, связался с ворами, и в один из дней загремел по малолетке за разбойное ограбление. В один из дней, вернувшись домой, он по обыкновение пошел разбираться с Шуней, выросшим в большого лохматого пса.

Хлопнув пару стакашиков горькой, гаденько ухмыляясь, Сережка приблизился к псу тихо-мирно лежавшему на цепи, у своей деревянной будки. Шуня глядевший куда-то в глубину двора, думал о чем-то своем, собачьем, и лишь когда Сережка подошел к нему вплотную, он оторвался от своих мыслей и пристально посмотрел на него.

-Ну что — псина? Лежишь? Кто твой хозяин? Позабыл наверное? А ну вставай!

Сережка схватил с земли булыжник, и замахнулся на пса, во хмелю не углядев как в глазах Шуни вспыхнули дикие огоньки…

Шуня, осознавая последствия произошедшего, под дикие вопли Климова, оборвал цепь и сбежал. А Сережка…Он на всю жизнь запомнил урок преподанный ему собакой…

Шуню мы больше не увидели, но отдавая дань уважения смелому псу не желавшему прогибаться перед самодуром и подлецом, скажу лишь одно — побольше бы таких, — дышать бы стало легче.

Георгий АСИН

Загрузка ...
Вранья.Нет